Рекомендации

Российский менталитет: как работать в России и как с ним бороться

Итак, какие черты «загадочной русской души» определяют поведение россиян в рабочей сфере? И главное – что с этим делать руководителю? Некоторые хитрости менеджмента мы расскажем на примере реального опыта, которым поделился Василий Мельниченко, директор одного из российских фермерских хозяйств.

1. Лень

«Пока гром не грянет – русский мужик не перекрестится». Лень наших соотечественников давно уже стала притчей во языцех. Обидно, но во всем мире русских считают ленивой нацией, которая даже необходимые для нормальной жизни действия выполняет с неохотой. Так, среди молодого сельского поколения стало модно выбирать не ту работу, которая принесет больший доход, а ту, на которой нужно меньше напрягаться. Наблюдается отток молодежи из села в город, где юноши в большинстве своем устраиваются в качестве охранников, а девушки идут работать в салоны красоты. Василий Мельниченко отмечает, что возраст большинства работников его хозяйства составляет от40 до 55 лет, и именно на более трудолюбивом старшем поколении держится сельское хозяйство страны. Для предотвращения оттока кадров фермер предлагает людям достойную оплату – оклад в хозяйстве составляет от 25 до 40 рублей. Однако даже «стимуляция рублем» не всегда приносит плоды.

2. Инертность и безынициативность

Во все времена русский человек надеялся на кого-то, кто выше и умнее – на Бога, на батюшку-царя, на государство, на начальника, на более ответственного коллегу. Пословица про мужика, не желающего креститься, иллюстрирует не только лень, но и инертность – зачем проявлять инициативу, если в этом нет необходимости? Виноваты в таком складе русского характера разнообразные формы подавления индивидуальности, которых за историю нашего государства наберется немало – монголо-татарское иго, крепостное право, советские коллективные хозяйства и, конечно, деструктивное отношение к проявлениям человеческой личности, характерное для православия.

Отсутствие инициативности приводит к тому, что люди боятся выдвигать предпринимательские проекты и рисковать, предпочитая «офисное рабство». Боясь проявить инициативу и потерять то, что они уже имеют, люди продолжают работать за фиксированную заработную плату, подчиняясь распоряжениям начальника, потому что это означает стабильность и какие-то гарантии. Для этого и нужна поддержка малых предпринимательских инициатив – она помогает поднять голову тем, кто все-таки готов начать собственное дело и надеяться на свои силы, но не располагает достаточными ресурсами.

3.Безответственность

Надежда на русский «авось» тоже известна всему миру. Если многие субъекты малого бизнеса не имеют четкой системы планирования и живут одним днем, то что говорить о работниках? Обычная практика – оттягивать выполнение важных дел, а то и вовсе отменять его, надеясь, что повезет и что начальство не заметит погрешностей.

Василий Мельниченко приучает своих работников к ответственности опять-таки рублем. В его фермерском хозяйстве предусмотрена весомая годовая премия размером в 50-60 тысяч рублей, и если работники нарушают какие-либо технологии производства, то лишаются этой суммы. Фермер рассказал, что было время, когда за нерадивых работников пытались вступаться их жены – женщины приходили к главе хозяйства с просьбой не лишать их супругов премии. Однако Мельниченко отказывал просительницам, объясняя, что своим послаблением он сам нарушит устав хозяйства и таким образом лишит годового бонуса уже собственную семью.

4. Воровство

Несмотря на различные производственные санкции, направленные на пресечение воровства у государства и работодателей, статистика не становится оптимистичной – очень многие россияне не считают зазорным при возможности покуситься на чужую собственность. Мотивации могут быть самыми разными, но коротко их можно описать одной фразой: «потому что это не моё». Кто-то списывает тотальное российское воровство на диктатуру банковской системы, кто-то винит во всем неравномерное распределение материальных благ во время приватизации коллективной собственности, однако факты от этого не перестают быть фактами.

Фермера Мельниченко в борьбе с воровством очень выручает система хозрасчета, при которой каждое хозяйство ведет свою отчетность доходов и расходов, а прибыль делится в процентном соотношении «60\40», где большая часть достается именно бригаде, а не руководящему предприятию. Мельниченко с гордостью отмечает, что последний случай воровства в его хозяйстве был зафиксирован в конце 1990-х годов, а в 2006 году он принял решение отказаться от охраны.